Новости
Комментарии EUREN
П
Что могут и должны сделать ЕС и Россия, чтобы способствовать решению кризиса в Беларуси?
Отвечают члены Экспертной сети EUREN

осле президентских выборов, состоявшихся 9 августа 2020 года, в Беларуси начались беспрецедентные по масштабу протесты против подтасовки голосов и репрессий. Сейчас страна находится в патовой ситуации, когда оппозиционное движение еще не организовано, а президент уже утратил легитимность. Беларусь — важный сосед и для России, и для ЕС. Что они могут и должны сделать для выхода из этого опасного кризиса?

МАКСИН ДЭВИД | Лейденский университет, Лейден :

В отношении Беларуси ЕС вынужден балансировать на грани, поскольку он хочет, с одной стороны, поддержать демократические процессы, а с другой – не усугублять ситуацию, которая и так накалена до предела. Сравнения с Украиной вполне понятны, хотя и не совсем уместны, но очевидно, что ЕС извлек уроки из украинского кризиса. Если белорусам придется платить такую же высокую цену, как украинцам, ЕС не станет делать вид, что он не ожидал реакции со стороны России.

Брюссель не может не замечать, что Путин оказался между молотом и наковальней. Но ЕС вовсе не обязан помогать России разбираться с последствиями действий, которые она предпринимала в прошлом, тем более что Европейский Союз сам сталкивается со значительными проблемами: учитывая ситуацию в Венгрии и Польше, любые претензии на моральное право защищать демократические принципы выглядят неубедительно. ЕС обвиняют в лицемерии и сторонники независимости Каталонии. Еще одно препятствие заключается в том, что, как показало многолетнее взаимодействие в рамках Восточного партнерства, у ЕС мало рычагов для воздействия на Беларусь, помимо санкций.

Отсутствие инструментов влияния показывает, что, прежде чем браться за защиту демократических прав людей за своими пределами, ЕС должен разобраться со своими внутренними проблемами. Что касается непосредственно событий в Беларуси, ЕС должен использовать российскую риторику о культурной и исторической близости с белорусами, чтобы привлечь Россию к ответственности. Главы государств ЕС и Брюссель должны вместе поддержать невоенное вмешательство России (если, конечно, Россия вообще будет вмешиваться), цель которого будет заключаться в поддержке демократических принципов и выработке реалистичных решений, таких как повторные выборы под наблюдением аккредитованных зарубежных СМИ. Пойдет ли на это Россия, вообще не имеет значения. Еще раз повторю – не дело ЕС решать проблемы, которые создала Россия. Скорее, Европейский Союз может требовать от Москвы, чтобы она вела себя в соответствии с теми нормами поведения, которые поддерживает на словах, но по которым сама не живет.

ЛАРИСА ДЕРИГЛАЗОВА | Центр европейских исследований им. Жана Монне, Томский государственный университет, Томск :

Ситуация в Беларуси – это испытание не только для самой Беларуси, но и для России, особенно после украинских событий 2013-2014 годов. Вспыхнувший политический протест раскрывает многие черты, свойственные политическим системам бывших советских республик, и выявляет огромную пропасть между политической элитой и народом. Элита, которая должна представлять народ, как будто существует в своем мире и использует инструменты власти для сохранения своего положения. Некоторые российские обозреватели справедливо охарактеризовали поведение Лукашенко как бессовестное. Политическая элита полагает, что только она стоит на страже интересов Беларуси и любые изменения политического устройства нанесут стране вред, и потому не считается с оппозицией и не воспринимает критику в свой адрес. Высказывания Лукашенко – яркое тому свидетельство. Власть предержащие видят себя в образе спасителей страны, ее защитников от внешнего вмешательства. Лукашенко настаивает на том, что за «девчонками», возглавляющими протест, стоят внешние силы, и отказывает лидерам оппозиции в легитимности и праве выступать от имени народа.

После выборов, состоявшихся 9 августа, всю страну охватили мирные протесты, в которых приняли участие представители различных социальных и возрастных групп. Протестующие отстаивают свое видение будущего страны без Лукашенко. В последнее время массовые демонстрации под лозунгом необходимости перемен проходят в самых разных странах мира. Это вновь ставит вопрос, на который ищут ответ многие социологи: почему люди протестуют? Как можно добиться социальных и политических перемен, избежав при этом массовых страданий? Этот вопрос важен и для россиян, и для России как страны, история которой знает немало восстаний и в которой приоритетом сегодня объявляется поддержание политической стабильности.

В условиях внутреннего конфликта в Беларуси России следовало бы придерживаться полного нейтралитета. Просьбы Лукашенко о защите от внешнего вмешательства нужно игнорировать. Смогут ли российские политические элиты дистанцироваться от политического лидера, который утратил легитимность в своей собственной стране? Сумеют ли они воздержаться от попыток поддержать рушащиеся властные структуры в Беларуси, которая входит в состав Союзного государства с Россией, как бы плохо оно ни функционировало? Ответы на эти вопросы предопределят будущее отношений между Россией и последней «братской» для нее страной.

НИКОЛАС ДЕ ПЕДРО | Институт государственного управления, Барселона :

Мне кажется, что Россия и ЕС, к сожалению, не смогут найти в Беларуси такие формы сотрудничества, которые будут выгодны обеим сторонам. Попытки г-на Лукашенко представить протесты как результат вмешательства Запада после его же утверждений о том, что во внутренние дела страны вмешиваются г-н Путин и г-жа Захарова, не оставляют пространства для подобного сотрудничества. Кремль ясно дал понять, что негативно отнесется к любому вовлечению ЕС, если только тот не поддержит полностью повестку Москвы, до настоящего времени четко не сформулированную. Остается неясным, собирается ли Москва поддерживать или убрать Лукашенко, но при этом совершенно очевидно, что она намерена сохранить свое геополитическое влияние на Беларусь, а то и поглотить ее де факто. Заявления о том, что гражданский протест в Беларуси носит русофобский, националистический и пронатовский характер, явно преследуют цель запугать и расколоть белорусов, равно как и шантажировать ЕС. Подспудно Москва дает понять Брюсселю, что любое его действие – а то и просто заявление – неизбежно приведет к дальнейшей эскалации по украинскому сценарию. Однако при этом упускается из виду, что на эскалацию могут пойти только верные режиму Лукашенко – российские – силы, а не силы, приверженные ЕС (или НАТО). Европейскому Союзу следует избегать этого шантажа и сосредоточиться на предоставлении политической и гуманитарной поддержки белорусскому народу. ЕС располагает ограниченным набором инструментов и у него очевидно нет политической воли, чтобы существенно повлиять на ситуацию, но он должен послать четкий сигнал о том, что выступает за права человека и свободное волеизъявление белорусов, каким бы оно ни было. Будущее Беларуси может определять только белорусский народ.

ТОНИ ВАН ДЕР ТОХТ | Институт Клингендаль, Гаага :

Текущий кризис в Беларуси грозит превратиться в еще одно поле геополитической борьбы между Россией и ЕС, но такое развитие ситуации еще не поздно предотвратить.

После фальсификации результатов выборов и жесткого подавления мирных протестов в Беларуси сложилась патовая политическая ситуация. Действующий президент отказывается вести конструктивный диалог с оппозицией, которая, в свою очередь, создала Координационный совет для подготовки мирного перехода власти, новых выборов и освобождения политических заключенных.

В этих условиях ЕС отказался признавать официальные результаты выборов и выразил готовность поддержать любые посреднические начинания, по возможности, под эгидой ОБСЕ. Более того, ЕС требует привлечения к ответственности лиц, повинных в насильственном подавлении протестов и подтасовке результатов голосования, и обещает оказать поддержку пострадавшим и белорусскому гражданскому обществу.

Тем не менее, население Беларуси в массе своей не выражает желания вступить в ЕС или отказаться от участия страны в ЕАЭС, ОДКБ или Союзном государстве. В отличие от участников Евромайдана, белорусские протестующие разворачивали не флаг ЕС, а бело-красно-белый стяг, который символизирует их свободный выбор и независимость.

На данный момент РФ не рассматривает вариант предоставления военной помощи Лукашенко, но, судя по всему, хочет оказать ему определенную поддержку для сохранения действующего режима, несмотря на утрату им легитимности в глазах многих белорусов и продолжающиеся репрессии. Можно лишь надеяться на то, что российские политики сумеют договориться с белорусской оппозицией и помогут ей найти мирный выход из кризиса.

ЕС и Россия заинтересованы в мирном и инклюзивном транзите власти в Беларуси, который восстановит легитимность власти и обеспечит стабильное решение кризиса. Хотя в последнее время ОБСЕ значительно ослабла, она по-прежнему остается единственной площадкой для сотрудничества по вопросам безопасности в Европе и потому могла бы способствовать налаживанию широкого политического диалога в Беларуси и проведению новых выборов, которые бы признало международное сообщество.

ЭРНЕСТ ВЫЧИШКЕВИЧ | Центр польско-российского диалога и согласия, Варшава :

Президентские выборы в Беларуси были, как обычно, фальсифицированы, зато последствия на этот раз оказались необычны, а окончательный итог пока неизвестен. Жесткий разгон мирных демонстрантов повлек за собой беспрецедентные протесты, которые охватили всю страну и проходят под лозунгом перемен. Масштаб мобилизации и упорства протестующих превзошел даже самые смелые ожидания.

Даже если политическая структура останется прежней – что, впрочем, маловероятно – Беларусь уже кардинально изменилась. Режим Лукашенко обречен, а миф о диктаторе, обеспечивающем стабильность и сохраняющем статус-кво, развеян. Белорусское общество, само того не желая, вышло из спячки и вывело страну на международную арену. Теперь к этим новым обстоятельствам должны приспособиться другие акторы.

Россия пока рассматривает различные варианты, но главная ее цель заключается в том, чтобы управлять начинающимся транзитом власти, с Лукашенко или без. По-видимому, Москва извлекла уроки из агрессии против Украины. У нее нет намерения устраивать интервенцию и, вместе с тем, нет четкого понимания того, что делать дальше, что вполне понятно, если учесть, что она не способна воспринимать общество как политического актора.

ЕС, как обычно, разделился – на этот раз на тех, кто справедливо сосредотачиваются на самой Беларуси, где давно заявлявшиеся политические цели Восточного партнерства уже достигаются без поддержки ЕС, и самопровозглашенными реалистами, которые пытаются предотвратить якобы надвигающуюся войну.

Если ситуация будет разворачиваться по наихудшему, кровопролитному сценарию, толчком для которого станут действия Лукашенко или российская интервенция, ЕС должен быть готов немедленно ввести жесткие ограничительные меры. Еще важнее оказать поддержку белорусскому народу, ведь только он вправе определять будущее страны. ЕС также должен быть готов предоставить экономическую помощь Беларуси в период грядущих преобразований. Европейскому Союзу стоит забыть о «мостах», «буферах» и прочей геополитической галиматье, придуманной для оправдания амбиций великих держав. Политика, основанная на этих клише, окончательно загонит Беларусь в угол.

В долгосрочной перспективе оптимальным результатом для ЕС и России было бы появление на их границах современного, процветающего соседа, который построит демократическую политическую систему и будет свободен в выборе собственного пути развития. Готова ли Россия признать право Беларуси двигаться вперед, подчиняясь внутренней логике развития, а не давлению извне? Сомнительно, хотя я на это надеюсь.